«УСТРИЦА». ЕСТЬ ТАКАЯ ИКОНА НА АФОНЕ»

 

(Из «Афонского дневника – 2003»)

 

Конец сентября. ОСКОЛОК РАКОВИНЫ

 

 

          - ...Вот так тебе и надо! Будешь спрашивать благословение, прежде чем в воду лезть, - ругал я  себя, разглядывая глубокий порез между двумя пальцами на правой руке. Cтруйка крови, смешиваясь с морской водой, медленно стекала в раковину левой ладони,  прижимающей рану. На миг задумался и вовремя не оценил  силу накатившейся волны,  сбросившей меня  с  камня  недалеко  от  берега  небольшой бухточки, чье  дно усеяно острыми раковинами устриц. Успокаивая острую боль в руке, вспомнил совет иеродиакона Иакова во время моего зимнего приезда на Афон: «Все можно, но осторожно!». Этими словами на Богоявление  он предложил   нескольким паломникам тоже совершить омовение в морской воде. Помню, как этот небольшого роста, монах, сначала на берегу крестился, потом быстро вошел в воду, набрал как можно больше воздуха и прыгнул с камня. Отец Иаков говорил, что,  когда он впервые попал в монастырь, то сам игумен  благословил его после работ в столярной мастерской  иногда  купаться: «А в Богоявление  - и сам Бог велел!».

 

          Порез  на  правой руке совсем некстати, жаловался я с Игорю С. из мюнхенского прихода, когда в воскресенье мы возвращались с ним из монастыря Дохиар в Пантелеимонов. Иеромонах Макарий определил мне временно выполнять  послушание «мозаичиста» в иконописной мастерской, где под руководством инока Ефрема (Макарова) набираю из цветных дорогих камешек  орнамент и фон золотистого цвета для нового параклиса в честь святой праведной Еввулы, матери великомученника Пантелеимона, построенного  в 1999 году рядом с церковью Успения Божией Матери. Освящение параклиса  намечено в середине  октября, а работы еще – непочатый край. Помощников  в мастерской не хватает и отец Ефрем нервничает. 

 

          ...Увидев утром в понедельник пластырь на руке и выслушав краткий рассказ о том, как я порезал руку осколком раковины, молодой послушник Иван опередил отца Ефрема: 

 

         - О, знаете ли, пролить на Афоне кровь – это неплохо. Намек на какой-то неисповеданный  грех.

 

            К разговору подключился отец Ефрем:

 

             - Значит, так надо. За все благодари... Здесь около берега колотых раковин от устриц пруд пруди. А знаешь, есть такая мозаичная  икона на Афоне – «Устрица». По-гречески называется «Стридис». Чудотворная... В монастыре Ставроникита. Тебе интересно было бы там побывать... Но только после завершения всех работ в параклисе. Сейчас  - никуда, только молитва и  послушание...

 

Чудотворная мозаичная икона

святителя Николая "Стридис" - "Устрица"

 

 

Начало октября. МОЛИТВА И ПОСЛУШАНИЕ

 

              Монахи, называя себя «воинами Христовыми», говорят, что их «духовное делание» основано на послушании и смирении. Они ежедневно закаляются в  изнурительном духовном подвиге, который малозаметен паломникам, находящимся совсем  непродолжительное время в монастыре. Своеволие и непослушание  наказуемо, как и нарушение воинского устава. Уезжать в отпуск на родину, как это делается в других монастырях  в России или в Украине, не разрешается. Вот  недавно покинул  монастырь  и «уехал на похороны» в Харьков старец Иларион, а начальство ему не разрешило вернуться назад в монастырскую келлию. Все его имущество помещалось в маленький чемоданчик, с ним и уехал навсегда монах с Афона  в свое отечество. Вспоминаю, как отец Иларион, тихий и радостный, подойдет  ко мне на утрени, поцелует в плечо, потом испытывающе посмотрит в глаза: «Как  тебя зовут, я забыл? А-а-а... Анатолий!? Как думаешь, Анатолий, мы успеем спастись?..» Через несколько секунд опять топчется рядом: «А что ты там привез из Германии?..» Получив после утрени в подарок консервированную селедку, он  стал вспоминать, как  участвовал в боях под Курском во Второй мировой, при этом плакал и вытащил из черной тряпичной сумки засаленные тетрадки - помянники и просил помочь ему  почитать несколько сот поминальных записок ...

 

           Почтенные старцы вроде монаха Илариона, едва передвигающие ноги, имеют в храме специальные папки, где записаны имена для поминания, а еще они чистят орехи для колива и перебирают бобы для трапезы. Все монахи много трудятся и каждый имеет постоянные и временные послушания. Ежегодно в середине января в монастыре проводится собор, где происходит назначение братии на послушание до следующего собора. Перечень всех послушаний содержится в монастырском уставе. Монахи  получают, как правило, новые послушания, но их могут оставить и на старом послушании. В Пантелеимоновом имеется большой объем строительных и сельскохозяйственных работ, поэтому монастырь вынужден прибегать к найму мирян из числа «русских греков»,  украинцев и молдаван.

 

           Послушания на Афоне трудные и не все их выдерживают. Говорят, что в Пантелеимоновом  монахи трудятся больше, чем в других афонских обителях. У многих монахов простужены спины, осенью они  жалуются  на боли  в пояснице, просят присылать немецкие мази для растирания. В целом монахи  относится к своим  болезням по-христиански и мужественно, во время эпидемий гриппа многие не спрашивают у монастырского врача монаха Силуана аспирин или антибиотики, а молятся в своих келлиях  целителю Пантелеимону, тянут четки  и пьют подогретое красное  вино с медом. 

 

             Все без исключения: трудники, послушники и старцы ежедневно получают какую-либо работу, при этом  учитываются их силы, способности и образование. Паломников, за исключением иностранцев, уже на второй день пребывания в монастыре тоже привлекают к работам: заставляют убирать и мыть полы в архондарике, помогать на кухне,  а тех, кто посильнее   и помоложе, отправляют на строительные работы или на  уборку маслин.

 

           Мое послушание, сказал монах Ефрем,  называется «руководелием», а мозаика  – дело тонкое,  каменное цветное кружево требует терпения и собирается из сотен камешек медленно. Людей в мастерской не хватает, поэтому работаю с монахами Ефремом и Варсонофием  по 8 – 11 часов в день. Иконописная мастерская размещается  в нескольких помещениях на третьем этаже старого архондарика, где когда-то была монастырская больница. Келья инока Ефрема находится при мастерской. Я как трудник обязан приходить на работу в  черном халате,  какой носила наша уборщица в начальной школе.

 

         Отец Ефрем – опытный мастер, пять лет перед Афоном работал реставратором  в музее на Валааме, участвовал в Питере в выставках реставраторов. Когда поднимаешься по лестнице в Покровский храм в Пантелеимоновом монастыре, видишь его большое настенное панно с ликом прп. старца Силуана Афонского. Отец Ефрем – полноватый инок, с круглыми лицом и очками,  редкими седыми волосами и такой же  бородкой.  Он выходит по утрам из кельи не выспавшийся, как и я, в старом черном спортивном костюме, надевая на него рабочий халат, а сверху - телогрейку. Наше рукоделие начинается с молитвы: отец Ефрем  подходит к полкам  с множеством икон (это у него  – «иконостас»), чтобы возжечь лампаду перед иконой Божией Матери «Скоропослушница». Ночью в мастерской орудует мышь. Она  любит лампадное масло, поэтому пробковые поплавки, а иногда и лампадка  часто валяются где-нибудь  на полу. Отец Ефрем начинает искать поплавок, при этом ругает мышь, потом свои болезни, потом себя, что не успевает к обозначенному сроку выполнить все работы в параклисе. Затем позовет трудников, станет смиренно перед иконой «Скоропослушница», при этом выставит вперед живот, разведет в стороны руки, которые всегда в какой-то краске, устремит взгляд в Богородицу  и как-то по-детски, искренно начинает читать молитву. Еще он любит петь, но не имеет ни голоса, ни слуха, но часто подпевает во время утрени, а если - громко, то с правого  клироса ему грозят рукой или гримасничают: мол, прекрати! А он все равно после короткой паузы продолжает петь, но про себя, что видно по его губам. Если есть силы, по утрам он вместе с нами делает несколько земных поклонов, крестится и идет на заваривать на  электроплитке крепкий чай из горных трав.  Это – ежедневный ритуал.

 

         Во время работы мы читаем Иисусову молитву, а в перерывах - акафисты и  совершаем земные поклоны. Молитвы по святогорской традиции читаются быстро, монахи  ежедневно совершают  100 – 150 поклонов, а   послушники – 50 поклонов. Среди монахов немало простых и даже малообразованных в мирском понимании людей,  пренебрегающих своей внешностью и  элементарной гигиеной. По мере сил каждый из них  совершает высокие аскетические подвиги, но святых тайнозрителей среди них  я не встречал. Может быть потому, что тихие и скромные монахи стараются вести себя так, чтобы не выражать и не открывать всем своего духовного подвига (монахи Рафаил, Гавриил,  Кирион, Иоаким, Филофей и др.). Инок Никита просветил меня, рассказав, что  только после смерти монахов можно узнать, кто из святогорских иноков-аскетов  чистотой своей жизни стяжал благодатные дары Святого Духа и достиг высокого духовного просветления и святости. С иноком Никитой я поделился и  своими  ближайшими планами -  посетить монастырь Ставроникита. Выслушав и одобрив их, он  вдруг  спросил и  тут же сам  и  ответил:

 

        - А знаете, как с греческого переводится название  монастыря на русский язык? – «Крест Никиты».

 

Конец октября. «КРЕСТ НИКИТЫ»

 

Греческий монастырь Ставроникита

 

             Письменных источников об истории основания греческого монастыря  Ставроникита, расположенного на высоком каменистом берегу на северо-востоке Афонского полуострова нет,  зато из уст в уста  передаются  предания о некоем  афонском подвижнике Никите (по другим данным – Никифор Никита), который  когда-то искусно резал кресты и  поставил  на этом месте для путников  деревянный крест, какие обычно устанавливают на перекрестке дорог. Сведения этого афонского предания, как и многих других,  не  находят в древних письменных источниках. Как это и свойственно устной традиции, в такого рода  преданиях могут случаться неточности и анахронизмы. Все монастырские помещения  в сравнении с другими афонскими обителями кажутся тесноватыми, и здесь редко останавливаются паломники. На месте нынешнего монастыря с незапамятных времен  находилась  небольшая обитель во имя Пророка  и Крестителя Господня Иоанна. В VIII веке ее разграбили и разрушили морские пираты, поэтому восстановленное и перестроенное здание с высокой сторожевой башней напоминает оборонительную крепость. Однажды в середине XVI века Константинопольский  патриарх Иеремия I прибыл на это место с благой целью - построить новый монастырь во имя Иоанна Предтечи. Неожиданно для себя  святейший патриарх  стал свидетелем необычного случая, скорее чуда,  произошедшего  с рыбаками, закинувшими в  море сети.  Улов оказался  необычным, потому  что в сетях вместо желаемой рыбы оказалась... мозаичная икона Святителя Николая,  выброшенная  когда-то в море иконоборцами.  Икону, находившуюся, по преданию, в морских водах более семисот лет, благоговейно и  тщательно рассматривали   рыбаки  и  сам патриарх, находившийся в это время на берегу. Все  обратили внимание, что к лику Святителя Николая приросла большая  раковина (ее след заметен и сегодня). Это была обыкновенная, но больших размеров устрица, вросшаяся  прямо в  икону. Отодрать ее  можно было только с силой. Отделенная  от  чела Николая Угодника  перламутровая раковина  повредила икону и оставила после себя  подобие розово-красной раны – от лобной части до самого зрачка левого глаза. Причем, все заметили, как из этой  раны в момент отделения раковины  истекла кровь. Константинопольский Патриарх Иеремия I, усмотрев в самом явлении чудотворного образа особенное указание свыше, «освятил воздвигнутую на сем месте обитель Ставроникиты уже не во имя св. Предтечи, а во имя святителя Христова Николая», рассказывается в книге «Вышний Покров над Афоном» (Москва, 1902., с. 144). Монастырь был построен в 1553 году, а в его соборном храме в честь Святителя Николая и  расписанном Феофаном Критским,  поместили чудотворный явленный образ - икону Святителя Николая,  известную под  греческим именем «Стридис» –  «Устрица». 

 

             Кто-то поставил у чудотворной иконы маленькую  бутылочку с миром, какую можно приобрести только в ларьке базилики Святителя Николая в Бари. Жидкость, называемая «миром», представляет собой очень чистую  воду. Оказывается, она (миро) образуется в гробнице Святителя Николая еще со времени прибытия  мощей из Мирр Ликийских. Ее происхождение в Бари объясняют по-разному. Сами мощи замурованы и закрыты в течение года. Отверстие, ведущее к ним, открывается только вечером 9 мая в присутствии большего числа верующих. В год собирается 2-3 стакана жидкости. Ее образование объясняют естественной конденсацией пара. Добытую жидкость разводят и разливают в маленькие  флаконы, один из которых попал и в монастырь Ставроникита...

 

            Здесь, в монастыре, монахи на английском языке рассказали, что Акафист св. Николаю Чудотворцу, который один  паломник прочитали перед чудотворной иконой, считается произведением Константинопольского патриарха Исидора Бухариса (1341-1349).Однако его современная редакция претерпела некоторые изменения. Помимо чудотворной иконы святителя Николая паломники поклоняются частицам мощей святителей Василия Великого, Иоанна Златоуста, Григория Богослова, архидиакона Стефана, Сорока мучеников Севастийских, великомучеников Феодора Стратилата, святителя Амвросия Медиоланского.

 

           ...Выйдя за пределы монастыря, несколько паломников обмениваются информацией о том, какие впечатления они увезли из Бари, а  я рассказываю им о «венецианской» части мощей святителя Николая, о чем поведал мне однажды в Венеции настоятель прихода святых Жен-Мироносиц  священник Алексий Ястребов. Оказывается, примерно десятью годами позже перенесения основной части мощей святителя Николая в Бари (1088) военная экспедиция венецианцев доставила в Венецию из Мир (около 1100 г.) оставшуюся меньшую часть святого, которого скрывали греки. С тех пор, уже более 900 лет, мощи святителя Николая почитают и в Венеции.

 

            Из Ставроникиты  я добрался с паломниками и до  монастырской келлии Честного Креста, где когда-то подвизались старцы Тихон Русский (1884 – 1968) и Паисий Святогорец (1924 -1994). Ценную книгу блаженного старца Паисия «Письма» с любовью  подарил мне всегда радостный иеромонах Исидор. Это, кажется, о нем и о  других монахах Свято-Пантелеимонова монастыря, чья «внутренняя любовь» всегда выдает себя и внешний облик делает сладостным и сияющим, украшая его  божественной благодатью, написал старец Паисий: «Ангел, будучи ангелом, всегда источает вокруг себя то, что имеет: радость и небесное веселие». Памятны для меня и слова  отца Исидора при вручении книги: «Благословение рабу Божию Анатолию. С праздником! Имеющий добрые помыслы празднует каждый день». 

       

        О своих помыслах  я рассуждал сам с собой на афонской пристани Дафни, где  много цветастых худых котов, привыкших только к рыбе и никогда не пробовавших мясо. Они собираются вместе и  ловят каждого нового  гостя, в надежде получить от него что-нибудь съестное. В ожидании парома в сторону Пантелеимонова монастыря я увидел иностранцев, фотографирующих котов, и  услышал  знакомую немецкую речь.

 

Конец  октября.  НЕМЕЦКАЯ РЕЧЬ

 

        Два немца-католика обрадовались, что нашли попутчика, который может хорошо или плохо, но на их родном языке рассказать о русских монахах. Монашеское гостеприимство Пантелеимонова  монастыря широко известно. Он принимает на ночлег  всех приходящих паломников, независимо от вероисповедания и  национальности. Только в последние годы появилось новое правило: надо предварительно позвонить в монастырь и договориться о дате посещения. Всем паломникам разрешается остановиться на один день, а на большее время надо спрашивать богословение. Прием гостей осуществляется  по старой традиции бесплатно - во славу Божию. В Германии, где я живу,  ничего подобного и  бесплатного нет.  Так, за одну  ночь, проведенную в монастырской гостинице, надо заплатить от 25 до 40 евро, но зато здесь  все сияет и блестит чистотой.

 

             Иеромонах  Макарий как-то рассказывал, что ему известны несколько случаев, когда  немцы специально приезжали на Афон, что здесь принять православную веру и  креститься. Желающего принять Крещение на Афоне крестят прямо в море, предварительно испытав его желание в течение нескольких дней. Для этой цели у монастырской пристани рядом с источником  существует  так называемая  «морская купель», куда ведут каменные ступени. Правда, таинство Крещения над некрещенными паломниками совершается редко и крестит их обычно иеромонах Исидор. Неправославные немцы посещают храмы, как правило,  во внебогослужебное время. Некоторые немцы, с кем мне  приходилось общаться и вести в монастыре экскурсии, интеллигентны, начитаны, знакомы или интересуются православием. Они с интересом слушают рассказ о преподобном Силуане Афонском, чудотворных иконах, обряде погребения и костнице и особенно о чудесной фотографии, запечатлевшей Божию Матерь у главного входа в обитель. К своему удивлению, я  узнал от них  новость: первая немецкая фотография размером 4 на 4 см была  сделана в 1839 году мюнхенскими профессорами  Францем фон Кобеллем и Карлом Аугустом Штайнхайлем и запечатлела она в Мюнхене знаменитый баварский собор «Фрауенкирхе». Открытием для меня явилось  и то, что  в Мюнхене имеется Афонская улица...

 

           В свою очередь я рассказываю им о чуде обретения иконы святителя Николая «Устрица». Немцы притихают и  выражают сожаление, что не посетили монастырь Ставроникита, ибо в их справочниках содержится только несколько строк об этой обители и - ни слова о мозаичной иконе. Их интересует, как поступили афониты с той  перламутровой раковиной, что приросла к образу?

 

           - По преданию, половинка осталась в монастыре. Другая, говорят, где-то в Москве...

 

Начало  ноября. ГДЕ-ТО В МОСКВЕ

 

            Воскресным днем монахов почти нигде не увидишь. В первой половине дня они отдыхают в келлиях или отсыпаются. Когда подплывает из Уранополиса паром с  паломниками, пристань временно оживает. Монахи-одиночки (пар и групп здесь не увидишь) прохаживаются  с длинными  четками на монастырской  пристани, где с пирса видно, как  в воде   небольшими стайками плавают  небольшие черного цвета рыбки, которых прозвали «монахами».  Редко можно видеть, как  недалеко от монастыря или на его пристани  греки-рыбаки ловят удочками рыбу.   Если двигаться по дороге в сторону  монастырского огорода, то видишь на  морском берегу выброшеные штормом  старые коренья деревьев. Среди цветных камешек попадаются и створки больших и маленьких раковин.

 

         ...Устрицы - двустворчатые моллюски -  обычно обитают на жестком грунте, где и прикрепляются к какому-нибудь субстрату. Они ведут неподвижный образ жизни, вырастают в год на три сантиметра и могут  достигать 45-50 сантиметров, прочитал  я в энциклопедическом словаре. Тело устрицы, чудесно приросшей к мозаичной иконе Святителя Николая, вероятно было заключено в  раковину овально-клиновидной формы.  Ее раковина  состоит из двух частей, причем, нижняя ее створка (левая), которой обычно устрица прикрепляется к какому-то предмету, более выпуклая, а меньшая – более плоская и тонкая, она образует род крышки. А что же сделали с той перламутровой раковиной, приросшей к иконе святителя Николая? Сохранилось предание, что ей нашли достойное применение: из одной части (наверно, левой) патриарх Иеремия распорядился сделать  «блюдце для части Богородичной просфоры, обыкновенно возносимой на трапезе в честь Пресвятой девы (блюдце это называется Панагиар), а из другой – панагию» (См.: Вышний Покров над Афоном, стр. 144). И эта панагия сейчас, возможно, где-то хранится  в Москве. По преданию, Константинопольский патриарх Иеремия 1 благословил ею первого Российского патриарха Иова. Об этой панагии  упоминается в двух изданиях «Указателя Московской патриаршей  ризницы и библиотеки» (Москва, 1858 и 1863, часть 1, стр. 17-18 и стр. 8).

 

         ...Я замечаю, что мой ум часто вращается в миру. Возникает, например, желание отправиться из Афона в Москву на поиски панагии... Заодно - побывать там, на богослужениях в знаменитых соборах, провести день памяти Святителя Николая в Никольском храме, где воздается особое почитание  этому угоднику Божию. Впрочем, он почитается всем христианским миром, в Германии тоже. Только там  отмечают  день святого Николауса «по-немецки».

 

Начало декабря. Николаус по-немецки

 

        - Сегодня  6 число,  в Германии – праздник святого Николауса, - рассказываю отцу Ефрему.- Праздник известен тем, что  дети  получают   подарки.  Среди немцев популярно предание о впавшем в нищету отце трех дочерей, готовом с отчаяния сделать из них блудниц, которому Николай Угодник тайно подбрасывает три узелка с золотом – в качестве подарка-приданого каждой из девиц. Этот эпизод из жития святого породил на Западе обычай потихоньку подкладывать детям подарки. Николаус ассоциируется у немцев чаще всего с рождественско-новогодним персонажем Санта-Клаусом, так называемым  «иммигрантом  из Америки в красном кафтане». Он - что-то вроде модификации Деда Мороза и похож на неведимого  благодетеля, подкладывающего  детям в ночью подарки  в чулок или башмак от лица Санта Клауса. В декабрьские дни в некоторых немецких городах  разворачивается кампания, призывающая «отвернуться от Санта-Клауса как воплощения дешевой коммерциализации». Представители католического духовенства выступают с призывом: «Нельзя допустить,  чтобы эта безликая личность заменила собой Иисуса». В ряде городов  вешают  на улицах специальные плакаты-наклейки «Зона, свободная от  Санта Клауса», напоминающие, что  в Германии «традиционный  разносчик подарков – Младенец Иисус, а вовсе не белобородый Санта-Клаус».

 

        Кстати, «Николаусом» может стать каждый, если обратится в ноябре специальные бюро. Так,  ежегодно биржа труда  в Мюнхене обеспечивает на непродолжительное время  рабочими местами более полусотни безработных  мужчин, имеющих артистические и педагогические способности. Этим счастливчикам достается необычная работа – играть роль  «святого Николауса» в детских садах, больницах, а  также во время приема маленьких  частнопрактикующими зубными врачами. На каждого такого Николауса приходится ни много ни мало – около пятисот визитов к детям. Николауса можно «заказать» на дом, связавшись по телефону с биржей труда или пригласив его по компьютерной сети. Дети и сами могут поговорить по мобильному телефону и «тайно» согласовать с ним, какой подарок они хотели бы от него получить. Правда, встреча с малышей с Николаусом стоит их родителям, равно как и другим заказчикам, от 25 до 40 евро.

            Немецкие дети знают, что Николаус благотворил тайно, щедро раздавая подарки нуждающимся. Он всегда и везде – любимец детей. Не случайно во всех детских садах Мюнхена  малыши в ожидании  доброго волшебника  дружно выставляют вычищенную обувь, (за дверь или подвешивают подарочные красно-белые мешочки в виде носка или сапога («красный башмачок»), в которые он положил  бы сладости и игрушки. У детворы - радость: они впервые получили не просто подарок от анонимного волшебника, в  которого уже и перестают верить, а смогли наконец-то увидеть настоящего «живого» Николауса. Кроме того, с ним можно было бы запросто пообщаться, посидеть  на коленях, внимательно рассмотреть его одежду, дернуть за бороду или ущипнуть за нос. А еще спросить: «А ты придешь к нам в следующем году?». Николаусы утвердительно кивают головой: мюнхенская биржа труда, судя по прессе, решила ввести в традицию походы Николауса к детям...

 

          Отцу Ефрему мой рассказ о немецком Николаусе, кажется,  не очень интересен. Ему важно  сравнить аккуратность  раскраски эмалью цветочного узора  на металлическом окладе  с  тем образцом, который он мне вручил. 

 

          Вспоминается четверостишие  С. М. Городецкого:

 

                            У Казанской Божией Матери

                            Дивно светел вечный взгляд,

                            Жены, дочери и матери

                            Перед ней с молитвой стоят...

 

          У меня новое задание   в иконописной мастерской: раскрашивать, вставлять цветные камешки  и монтировать   иконы  Казанской Божией Матери. Ее большой чудесный образ в позолоте и драгоценных камнях  имеется в Покровском храме, и многие гости монастыря спрашивают у иеромонаха Исидора в иконной лавке подобие этой иконы. Кроме того, составляю для канцелярии орфографический словарик из наиболее частотных слов церковно-славянскго языка, два часа читаю Псалтирь в параклисе прп. Саввы Освященного в южном братском корпусе.

 

          Короткие рассказы отца Ефрема о знаменитых  иконах в  Пантелеимоновом монастыре очень познавательны. Он показал мне  редкую икону Святителя Николая, подаренную в 1916 году монастырю царем-мучеником Николаем П. Сохранилось предание, почему  в Покровском храме в 1918 году неожиданно потемнел лик Иисуса Христа, который  находится на колонне у левого  клироса. Оказывается, в том же году в монастырь прибыли паломники  и рассказали монахам, что  в Екатеринбурге  свершилось кровавое преступление над царем и его семьей. Монахи сопоставили даты преступления в России и потемнения иконы на Афоне  и пришли к выводу о совпадении этих дат.

 

            - Отец Ефрем, а чудотворная икона Святителя Николая великой княгини Елизаветы Федоровны  находится в Мюнхене. Ее называют «Николай-Утешитель»...

             

 

Начало декабря. «Николай-Утешитель»

        

           С 1963 года хранительницей чудотворной иконы «Николай-Утешитель» из храма Александра Невского (Русское Александровское подворье в Иерусалиме) была   схимонахиня Александра (Глазунова), супруга известного русского композитора Александра Константиновича Глазунова (1865-1936). Его приемная дочь Елена Александровна после Парижа долгие годы жила в Мюнхене  и посещала богослужения в Крестовоздвиженской домовой церкви, принадлежавшей Московскому Патриархату. От нее прихожане впервые и узнали, что эта икона хранится в  ее доме, где была специально устроена келья  для схимонахини  Александры (умерла в Иерусалиме в 1968 году), часто приезжавшей к дочери в Баварию. Елена Александровна, ссылаясь на  рассказы  матери, поведала митрополиту  Иринею (Зезимюлю), что икона Святителя Николая подарена в конце ХIХ века храму Александра Невского в Иерусалиме самой великой  княгиной Елизаветой Федоровной (св. вмц. Елисаветой), которая была супругой  великого  князя  Сергея Александровича - основателя и главы Императорского Православного Палестинского Общества на Святой Земле. После убиения великой княгини в 1918 году  монашествующие стали почитать образ Святителя Николая  как икону «печаль, боль и грусть утоляющую и в путешествии уберегающую», и назвали ее «Николаем- Утешителем». В начале 50-х годов во избежание  потери иконы ее  передали на хранение в Иерусалимский Патриархат, которому схимонахиня Александра делала большие пожертввания. По преданию, в мае 1963 года икону якобы «подарили» монахини Александре. По другой версии, «она ее купила». В настоящее время икона пребывает в мюнхенском «доме Глазуновых», где после смерти Елены Александровны открыт Фонд им. А.К. Глазунова, которым заведует прихожанин кафедрального собора Русской Зарубежной церкви, бывший  работник украинской редакции  радиостанции «Свобода» Николай Гофман, ставший в недавнее время подписываться под документами «Воронцов» и выдавать себя за ... «графа» из династии Воронцовых.

 

          Так случилось, что Елену Александровну Глазунову, имевшую свой особый взгляд на разделение Русской церкви и  особо отношение к так называемой «белой церкви» и никогда не посещавшую в Мюнхене зарубежную церковь (как, впрочем, и ее мать – схимонахиня Александра, когда приезжала в столицу Баварии), отпевал священник не из Московской Патриархии. Бог судил иначе и с бренными останками схимонахини Александры: они по инцииативе Гофмана перезахоронены при участии архиепископа Марка на кладбище женского монатыря Марии Магдалины в Гефсимании, в том самом монастыре, где не совсем благожелательно его игумения относилась к схимонахине в миру по той причине, что она в начале 50-х годов встречалась в Иерусалиме с Патриархом Московским и всея Руси Алексием I-м. 

 

            Председатель Палестинского Православного общества генерал М. Хрипунов выражал надежду, что когда-нибудь храм Александра Невского в Иерусалиме вновь получит эту чудотворную икону. Согласно завещанию, о чем сообщил прессе Николай Гофман, икона «Николай-Утешитель» после смерти Елены Александровны Глазуновой «должна быть передана в один из монастырей в  Западной Украине» (вероятно, в Почаев), но фактически и по сей удерживается Зарубежной церковью. Два раза икону доставляли на поклонение прихожанам  той самой домовой церкви, которую до смерти посещала Елена Александровна Глазунова. Однако  в настоящее время икону часто можно видеть в мужском монастыре Мюнхена и церкви святителя Николая в Штуттгарте, принадлежащих Зарубежной церкви.

 

          - Все-таки «Николай-Утешитель» должен возвратиться в  Иерусалим! Как думаете, отец Ефрем?

 

          -  Не знаю, не знаю... Лучше подскажи, куда я положил только что ножницы.  «Агиас Фонариус, помоги...».

 

         Начало этой молитвы всегда читает отец Ефрем, когда теряет в иконописной мастерской  кисти, краски, линейки, молотки, а  потом все это долго ищет сам или вместе со мной. А теряет он что-нибудь несколько раз в день. Во время поисков я у него, что называется,  «Мухтар, ко мне!» Иногда мы вместе читаем вслух  греческую  молитву, обращенную к святому Фонариусу.

 

         -    Давайте, отец Ефрем,   наведем здесь когда-нибудь  порядок...

 

         - А «всякий мирской порядок в монастыре является великим беспорядком». - парирует  монах.- Я в беспорядке  лучше ориентируюсь.

 

          Все-таки он разрешил мне  пропылесосить в мастерской и  вымыть полы во всех помещениях, примыкающих к иконописной:

 

         -  Так и быть - скоро праздник.     

        

Вторая половина декабря. Праздник святителя Николая

 

        19 декабря, как и обычно, в дни памяти наиболее почитаемых святых  в монастыре совершаются всенощные бдения, которые начинаются накануне в 22 часа по афонскому времени и длятся почти  всю ночь  с небольшим перерывом для отдыха. Одной из особенностей монастырской молитвы в Пантелеимоновом является не только молитвенное бодрствование во второй половине ночи, но и  неусыпная всенощная молитва по важнейшим праздничным дням. Красота, с которой здесь совершаются службы, оказывает влияние на богослужение всей  русской православной церкви. В Пантелеимоновом монастыре  во время всенощной чувствуешь  небесную стихию, и душа наполняется райской сладостью – таково  единодушное мнение паломников, даже коротко пребывающих в обители. Многие  чувствуют в себе призыв к монашеству или случайно увлекаются монашеством,  не всегда представляя себе, что романтическое восприятие иноческой жизни, о которой они прочитали в книгах и статьях об Афоне, может не  совпасть с реалиями монастырской жизни и  быть им просто не под силу.

 

          Я причастился  в  параклисе святителя Николая Угодника, что находится в  южном братском корпусе. Здесь тоже имеется образ  Николая – Чудотворца: высокий лоб, мягко закругляющиеся линии лика, заботливый взгляд пастыря, в котором преобладает строгость и проницательность. Помянул в параклисе  всех Николаев – «друзей моей души», каких только  знаю. Особо поздравил в храме иеромонаха Николая (Генералова), вручил ему  и многим другим  в качестве подарка   рыбные консервы, которые передали мне из Мюнхена наши монахолюбивые прихожанки Алла и Нина.  День памяти святителя Николая объявили в монастыре рабочим днем, но  укороченным.

 

         От недосыпания, сильного ветра  и сырости над Афоном  я  весь продрог и съежился. Захватил в иконописную припасенную бутылочку баварского бальзама, настоенного на   редких альпийских травах.

 

           - У тебя вид,  как у фрица, замерзающего под Сталинградом. Так и быть! Сегодня по случаю  праздника и твоего отъезда  попробуем немецкий бальзам. Неужели  он лучше моего чая из афонских трав? Легкую  трапезу тоже приготовлю. Устриц не обещаю, попробуешь их в Мюнхене,   а блины – пожалуйста...

 

            Блины – его «коронное» блюдо. Монах Ефрем печет  их на маленькой электроплите, на которой мы заваривали специльный клей для мозаики. Старую скороводу монаха лучше  передать в какой-нибудь музей русского быта ХIХ века, там бы обрадовались такому раритету. Удивительно, что он редко ее чистит и моет. Как-то  рано утром сам видел, как  мышонок выпрыгнул из сковороды с маслом, оставленной на плите.

 

         - Не беда, - успокаивает монах. - Монахи – народ не брезгливый. Перекрестим сковороду и вся нечисть из нее - вон!

 

          А вот я, грешный, брезглив. На ночь в монашеской кухне оставляю  забинтовыванной туалетной бумагой свою чайную кружку –  все от  тех же мышей.

 

          Прочитали перед блинами  и бальзамом   молитву святителю Николаю. Правда,  в пост они .получились у какие-то   толстые, причем,   ломаются,  как еврейская маца.  

 

          - Ну, давай выпьем по маленькой. За праздник.  Пусть нас святитель Николай  простит . Это же не самый последний наш грех?..

 

          - Точно, не последний...

 

          - Кака-а-я дрянь этот  бальзам!  Фу! Его можно использовать  вместо йода...- такими словами оценил монах первый глоток.

 

           Меня  раздражали две назойливые  декабрьские мухи над блинами и я стал гоняться за ними.

 

          - Да, кстати, о мухах. Знаешь, почему в «Евгении Онегине» упоминается  слова «...и мух давил»?  О ком там речь идет? - о дяде Онегина. Напомни-ка!

          -  «...Лет сорок с ключницей бранился, В окно смотрел и мух давил...».

 

            Отец Ефрем хорошо разбирается не только в иконописи, но  литературе и музыке.  От него я и узнал, что дядя Онегина выпивал из маленьких  рюмок, которых называли  во время Пушкина  «мушками». Стоит на  такие рюмки - «мушки»  сильно нажать или  надавить, и они трещат в неосторожной руке. Отсюда, объяснил отец Ефрем,  «давить мух», «быть под мухой», «раздавить бутылку» - значит  быть  выпивши или навеселе...

 

           Пью монашеский чай и медленно вылавливаю из чашки короткие стебельки целебных трав. Молчу. Каждый из нас молчит о своем. Я наблюдаю, как хлопочет у плиты отец Ефрем, а про себя  думаю: «Все-таки какой-то он блаженый этот заоблачный афонский монах Ефрем. Пусть его молитвами  Бог помилует и меня, окаянного...»

          

© Анатолий Холодюк (Мюнхен)

Святая Гора  Афон – Мюнхен

2003 год

 

 

 

Православный магазин