Монах-пещерник Святой Горы Афон

 

Анатолий Холодюк

 

 

 

 

Монах Серафим.

 

 

Монах Серафим.

 

 

 

Афонские старцы утверждают, что в последнее время на Святую Гору приезжают многие молодые люди, отягощенные грехами и желающие принять монашество. Однако мужчины, сохранившие целомудрие, являются большой редкостью. Исключение составляет иеромонах Серафим (в миру Ростислав Шелков), живущий затворнической жизнью в пещере на мысе Каруля. Это место на Афоне весьма труднодоступное, но здесь издавна подвизалось русское монашество. Сегодня здесь живут 11 монахов-пещерников, среди них и отец Серафим. Он родом из украинского города Кировограда, где с детства воспитывался семьей в православной вере. Несмотря на проблемы, возникавшие в школе, где пионеры и комсомольцы хотели его «перевоспитать» и где с ним «воевали» атеистически настроенные классные руководители, Ростислав твердо шел по духовному пути. Вместе с документом о среднем образовании Ростиславу вручили в школе плохую характеристику («почти как «волчий билет», уточнил монах). Он получил духовное образование в США, а до этого закончил мединститут с дипломом детского врача-терапевта. В 1991 году приехал на Афон, где принял монашество с именем Серафим.

Условия на Каруле суровые, но все трудности монах-пещерник «претерпевает с Божией помощью». Летом здесь зной, а зимой Карулю обнимает холодный ветер. Голые отвесные скалы оканчиваются пропастью. Его небольшая пещера - «ласточкино гнездо» - находится на 75-метровой высоте над уровнем моря, куда легко долетают только птицы, а человеку, если он не альпинист-профессионал, приходится добираться с трудом. Сначала надо подниматься в гору, а потом спускаться почти по отвесной скале, держась руками за натянутые цепи. Не каждый может добраться до его келии, тем более - иметь при себе еще сумку или рюкзак с провизией. Карульский житель обычно поднимается в свою пещеру с грузом за спиной до 30- 50 кг. Вид из пещеры летом просто пленяет душу. Особенно вечерами, когда после заката солнца вокруг скал наступает царственный, даже неземной покой. Между вечерними облаками можно наблюдать тонкие световые эффекты. Ночное чистое небо усыпано ярчайшими звездами. При луне море похоже на расплавленное серебро, сверкающее розовато-желтыми жемчугами. Когда поднимается ветер, то постукивает входная дверь. В самой пещере для монаха - «блаженное уединение». Здесь - маленькая келия размером 1,5 на 2 метра, где имеется лишь старый топчан с матрацем и маленький алтарь. Свет лампады освещает иконки, а еще косточки и два черепа, принадлежащим тем монахам, кто здесь некогда жил в отшельничестве. Есть и угол, похожий на кухню, где установлена маленькая газовая плитка. На ней готовится скудная пища. Ест отец Серафим всего один раз в день. Обычная трапеза - каши, бобы, овощи и фрукты, а по церковным праздникам вкушает рыбу. Утром и вечером пьет чай из металлической кружки. Воду собирает в цистерны с так называемой «крыши» во время дождя и снега. Запах мяса и колбасы монаху-пещернику не знаком. Редкого гостя угощает «афонским пирожным» в металлической миске - т.е. обыкновенным сухарем, намоченным с одной стороны в кипятке и покрытым сгущенным молоком. За гостем монах ухаживает с истинно афонским радушием и братолюбием. На все работы, называемые трудовым послушанием, у отца Серафима уходит только четыре часа в день. Спит он тоже очень мало: основное дело монаха - молитва. Ложится спать он в 21 час и встает в час ночи. До пяти утра перед алтарем читает по четкам Иисусову молитву. Монах стремится сосредоточиться на грехах и осмыслении всей своей жизни: «Стараюсь пребывать всегда в покаянии и видеть свое ничтожество». С пяти и до семи часов утра читает акафисты и Евангелие. После послушания (примерно с 13 до 14 часов) тоже совершает молитвы. Один раз в неделю, по воскресеньям, он отправляется к своему духовному отцу Рафаилу (Берестову), живущему недалеко от болгарского монастыря Зограф. Здесь отец Серафим участвует в богослужении, исповедывается, причащается и беседует с духовным наставником. После этого возвращается на катере (проезд на Афоне для монахов бесплатный) в свою пещеру. До следующей встречи с отцом Рафаилом он неукоснительно выполняет то, что подсказал ему духовный отец.

...По утрам у пещеры кричат крупные морские птицы. Бывает, что подползают ко входу в пещеру змеи. Однажды монаха («за мои грехи» - уточнил отец Серафим) укусил скорпион, и он две недели находился в больнице в Салониках. «Духовная жизнь не сравнима с мирской, а потому я не мог дождаться выписки, - признался монах-пещерник. Его влечет только уединенный образ жизни, а потому он «молил Бога» о прощении грехов, чтобы поскорее удалиться из города в Карулю. Здесь, вдали от людей, он ведет «душеспасительный» образ жизни, которая кому-то кажется «безумной» и совсем не «подвигом». Для отца Серафима пустынножительство является нормальным образом жизни. «Слава Богу, - говорит он, - по милости Божией я сохранился в девстве... Молюсь постоянно. Хочу в короткой по времени жизни на земле спасти свою душу. Всех нас впереди ждет вечность - или с Христом или с мучениями». - «Однако всем ли для спасения души надо удаляться в пещеру?» - спрашиваю я. «Нет, конечно. Спасаться можно и в миру. Не каждый может жить так, как я живу. Неподготовленный человек может в пещере повредиться умом. Может впасть и в бесовское обольщение. Во всех случаях вопросы определения пути духовной жизни надо обязательно решать только со своим духовным отцом. Он даст все наставления на этот счет».

На прощанье отец Серафим после долгих уговоров позволил себя сфотографировать, но глаза опустил. Проводил на пристань, подарил ветку лавра, три лимона и афонские иконки. Он тоже принял в подарок для своих нужд дорожную сумку с ремнями и ручками: легко будет подниматься в гору с вещами и провизией. Перекрестил на обратную дорогу. За кормой катера остались зелено-голубой шлейф бурлящей воды, белые крылья кричащих чаек и черная фигура монаха, поднимающегося в свою заоблачную пещеру.